Ипотечная статистика: так себе первый квартал

Банк России подвел ипотечные итоги первого квартала в сегменте долевого строительства, и они не впечатляют. Число выданных кредитов,...

Сделки с недвижимостью: нотариальный контроль

Времена, когда считалось, что уговор дороже денег, а слово купеческое было сродни кандалам, остались в прошлом. Сегодня для...

Популярность ипотеки на «вторичку» продолжает падать. Причина – запредельные ставки

Уменьшились в два раза и суммы кредитов. Высокий «ключ» под 16% годовых привел к тому, что ставки на...

Как за год изменилась стоимость жилья в Москве?

Риелторы отмечают: в первой половине прошлого года, после начала СВО, рынок недвижимости встал, но сейчас он восстановился. Более...

В Турции ужесточили требования при сдаче в аренду жилья туристам

Арендодатели теперь должны получить специальную лицензию и согласие всех собственников здания. Как это отразится на ценах и будет...

Законодательное поле, часть II: чего дождались застройщики, дольщики, собственники недвижимости и гаражей

В 2023 году законодательные нововведения затронули практически все сферы рынка недвижимости: те, кто строит, те, кто покупает, те,...

Средняя стоимость жилья в московских новостройках комфорт-класса превысила 15 млн

Это на 21,7% больше аналогичного показателя прошлого года. Средний чек на покупку первичного жилья комфорт-класса в Москве в...

Москвич купил квартиру вместе с подъездом и теперь грозит его закрыть

Собственнику квартиры на Студенческой улице по документам достался первый этаж подъезда пятиэтажного дома. Все по закону. Но соседям...

В России выделили субсидии для поиска недвижимости РФ, Российской империи и СССР за границей

Владимир Путин подписал указ. О какой недвижимости может идти речь? Каковы перспективы инициативы? Фрагмент фасада Александровского подворья в...

Позитивный оранжевый, базовый белый, радикальный черный: рынок новостроек подбирает цвета сезона

Рынок новостроек полностью восстановится и даже уже начал восстанавливаться. Рынок новостроек справится с проблемами только с помощью господдержки,...

«Главные по стройке»: между ответственностью и свободой

Повышать персональную ответственность главного архитектора и главного инженера проекта необходимо, в чем никто и не сомневается. Однако параллельно...

The Wired: Цукерберг строит на Гавайях секретную виллу с бункером

Помимо гостевых домов, кучи комнат и разнообразных удобств также предусмотрено подземное убежище. Журналисты называли его «Цукербункер». Объект уже...

Офисный рынок Москвы подводит итоги-2023 и оценивает вызовы-2024

В 2024 году рынок ждет некоторое охлаждение и сокращение объема сделок, что, впрочем, не должно привести к серьезному...

Вторичный рынок жилья немного поддержало государство, но куда больше — продавцы и покупатели

В марте на вторичном рынке Москвы впервые за год прекратилось снижение средних цен предложения. Эксперты считают, что период...

Тренд рынка недвижимости — 2023: покупка гостиничных резиденций в Дубае

Продажи такого жилья стартовали при отеле-дворце Raffles The Palm Dubai Фото: Raffles Hotels & Resorts Недвижимость в Дубае...

Креативно-деловые кластеры, часть III: умение сделать из неудобного интересное

По мнению архитекторов, городские креативные кластеры прекрасно чувствуют себя в нестандартных зданиях бывших промзон, но сам смысл существования...

Поправки в закон о КРТ решают часть проблем. А часть — нет

Госдума рассматривает законопроект, принятие которого позволит лучше защитить права и интересы граждан при комплексном развитии территорий, а Минстрой...

«Черт знает какие»: Набиуллина будет бороться со схемами ипотеки от застройщиков

Глава ЦБ прокомментировала тему дешевой ипотеки от застройщиков. Это когда предлагают купить новостройку чуть ли не по нулевой...

Исследования рынка недвижимости, часть II: о счастливых людях и здоровых компаниях

Люди, у которых есть ипотека, немного счастливее тех, кто уже является собственником жилья, а самым устойчивым сегментом МСП...

Из-за высоких ставок по рыночным программам россияне переключаются на арктическую ипотеку

Так, только в ВТБ объем сделок уже превысил 1,3 миллиарда рублей. В ВТБ сообщили о росте популярности арктической...

Креативно-деловые кластеры, часть III: умение сделать из неудобного интересное

По мнению архитекторов, городские креативные кластеры прекрасно чувствуют себя в нестандартных зданиях бывших промзон, но сам смысл существования таких пространств состоит в развитии и постоянной трансформации

Центр современного искусства «Винзавод». Москва. Фото: Алексей Гусев/Фотобанк Лори сегодня

Обсудив, какие задачи при создании креативно-деловых, креативно-производственных и мультиформатных кластеров решают город и бизнес (как тот, что создает такие пространства, так и тот, который ими пользуется в качестве арендаторов), как реагируют на их появление местные жители, креативный класс и представители молодого поколения, правильно было бы под финал дать слово архитекторам. Что они думают о теории и практике появления городских креативных пространств? И от каких ошибок готовы предостеречь?

«Креативно-деловой кластер — чаще всего место работы или пространство реализации для творческих людей и предпринимателей из креативных индустрий, тех, кто не только занимается творчеством, но зарабатывает им. Обычно такие кластеры занимают бывшие промышленные здания: как правило, они удачно расположены недалеко от центра города, и эти площади легко преобразовать в разноформатные интересные пространства», — делится опытом сооснователь бюро Wowhaus Олег Шапиро.

Олег Шапиро
сооснователь бюро Wowhaus
«Нестандартную недвижимость бывших промзон сложно приспособить под какие-то обычные функции, в том числе поэтому стоимость аренды там не самая высокая. Но креативные кластеры прекрасно себя чувствуют в таких пространствах: они умеют извлечь пользу из неудобств и дефицита, превратить их в преимущества и сделать из неудобного интересное. Основное — кластеры должны иметь хорошую доступность, в том числе для общественного транспорта, потому что масса людей из креативных индустрий — это молодые люди не с самым высоким доходом. Доступность важна и для условных заказчиков, в плотном общении с которыми обычно функционируют креативные индустрии. Во-вторых, для этих небольших и средних компаний нужны разноформатные офисы, поэтому лучше, чтобы это была разнообразная, мелкоделимая среда. Сложно себе представить творческую компанию в стандартном офисном опенспейсе, а вот бывшие промплощадки, которые развивались долго, в которых есть разные помещения — цеха, отдельно стоящие домики, — подходящее место для обитателей креативных кластеров. То есть это пространство должно быть интересное, делимое и доступное. Бывает, что в отдельном кластере преобладает какой-то определенный вид творчества, или на его территории есть какой-то известный арендатор, например театр, клуб или галерея, но это совсем не обязательно для успеха. Обычно кластер — это всегда много функций и довольно сложный творческий конгломерат. Взять тот же московский Artplay: тут есть и архитектурные бюро, и выставочные залы, и театральные студии, и киноплощадки, и крупный образовательный центр Universal University».

«Креативные кластеры — это многофункциональные системы. И если технопарки способствуют развитию инноваций, то креативные кластеры реализуют функции инкубаторов креативной экономики. Последняя требует определенных условий для развития, обладает характерной структурой спроса и направлена на взаимодействие с конкретными целевыми аудиториями», — продолжает другой собеседник BFM.ru, основатель и руководитель архитектурного бюро Archinform Тимур Абдуллаев:

Тимур Абдуллаев: Известные нам современные креативные кластеры появляются в результате последовательного, но при этом отчасти хаотичного развития. Вначале процесс образования таких систем напоминал игру: не совсем ликвидный с точки зрения девелопмента объект реновировали и наполняли новыми функциями. Часто такая практика реализовывалась на льготных или очень привлекательных условиях. Территорию открывали для креативных индустрий: стартапов, малого бизнеса, художников и дизайнеров, а эти агенты привлекали в локацию разную аудиторию. Становление московских креативных кластеров — «Винзавода», «Флакона», «Красного Октября» — шло по похожему сценарию: территория, которая не жила полнокровно, благодаря льготам для присутствия определенного сегмента предпринимателей получала импульс развития. Со временем эти пространства начали расти самостоятельно и становились инвестиционно привлекательными. Рискну предположить, что наличие креативного кластера действительно капитализирует территорию своего присутствия в тех случаях, когда его вписывают внутрь более масштабной и осознанной бизнес-модели. Отмечу, что это вопрос открытый: возможно, мы увидим, как территории, сделавшие в своем развитии ставку на наличие креативных кластеров, в следующих трансформациях перейдут на экономически успешную стадию девелопмента. Такие кейсы в России есть: территории проектировались таким образом, чтобы присутствующий на них креативный кластер служил капитализации и самой этой локации, и соседних. Наличие креативного кластера формирует у горожан привлекательный образ пространства: московские Artplay и «Дизайн-завод» (бывший «Дизайн-завод Флакон»), петербургский «Севкабель порт», «Уральский рабочий» (бывшая типография) в Екатеринбурге — здесь интересно бывать, здесь интересно коммуницировать, здесь интересно потреблять и оставлять деньги. Динамичное развитие креативных кластеров влечет за собой создание новых форм рабочих пространств — коворкингов. Такие мобильные форматы очень востребованы резидентами креативных кластеров, которые не нуждаются в больших и стационарных офисных площадях. Постепенно креативный бизнес, как и любой другой, укрепился: в современной экономике есть примеры компаний сферы креативных индустрий, которые имеют миллиардные обороты и являются мощными арендаторами разнообразных площадок в офисных центрах. Развитие бизнеса и сопровождающие его изменения в пространственно-функциональных потребностях органическим образом стимулируют формирование гибридов — культурно-креативно-деловых кластеров — и сопровождающих их появление бизнес-центров как отдельного сегмента деловой недвижимости.

На территории «Винзавода». Фото: Сергей Соболев/Фотобанк Лори
Вправе ли мы утверждать, что чем больше в городе креативных пространств, тем лучше?
Тимур Абдуллаев: Нужно артикулировать вопрос емкости рынка креативных индустрий и расчета емкости, необходимой для функционирования креативных кластеров. Москва — мощный город с многомиллионным населением, здесь действуют самостоятельные сильные площадки, которые развиваются и укрепляются. А для многих нестоличных российских городов тема креативных кластеров в какой-то момент стала очень модной: предлагать проекты по их созданию стали и бизнесмены, и власть, и представители арт-сообществ. Быстро выяснилось, что запуск таких систем — не механический акт. Креативные и креативно-деловые кластеры — это в первую очередь люди, которые эти пространства наполняют. Нельзя просто отвести под КДП определенную территорию и ждать, когда она начнет развиваться. Я сам был свидетелем таких историй: под креативный кластер передается пространство, релевантное его задачам, предпринимаются усилия, вкладываются деньги. В результате проект привлекает небольших арендаторов: уличную еду, маленькие торговые точки, здесь возникает незначительная коммерческая активность, но вот основные, якорные креативные арендаторы не приходят. Отчасти это неудача обуславливается тем, что в небольших городах отсутствует достаточная концентрация креативного класса. На мой взгляд, развитие любого креативного кластера должно отталкиваться от пула основных участников, составляющих фундамент проекта, обладающего потенциалом и ресурсами укорениться на территории. Эти базовые игроки могут стать центробежной силой, формирующей окружающую реальность. Так пространство разовьется органически и станет креативным кластером — таким, каким мы хотим его видеть: местом и для бизнеса, и для отдыха, и для еды, и для развлечений, и для работы, и для ретейла. Существующая в таком виде целостная законченная бизнес-модель начинает прокачивать, развивать и преумножать саму себя. Запуск креативного кластера — каждый раз уникальная история со своими якорными участниками. Поэтому было бы результативно, эффективно и интересно, если бы креативные кластеры не воспринимались как единообразные модели, а проектировались и выстраивались за счет своей уникальной направленности. Такие примеры я встречаю редко. Однако повторю: в случае с креативными кластерами нужно все соотносить со скоростью и темпами развития креативной экономики в России.
А что такое креативные кластеры для архитекторов? В чем состоит их, архитекторов, задача?
Тимур Абдуллаев: Для архитекторов эта работа связана с реновацией исторической или промышленной застройки. Такие локации часто интегрированы в сложившуюся городскую ткань: это могут быть локации с ярко выраженной «памятью места», пространства с собственной историей. Последняя становится фактурой для генерации новых творческих активностей. Поэтому для архитекторов это всегда работа с контекстом, со сложившейся и уникальной городской моделью. Масштабы, конечно, могут быть разными: и дворик, и площадка бывшего промышленного предприятия открывают интересные сценарии интеграции старого и нового. И архитектор может стать полноценным медиатором процесса: взаимодействовать со стейкхолдерами, уделять внимание логистике, анализировать исторические факты, понимать контекст и создавать сложную историю, где старое переплетается с новым, что-то реконструируется, что-то строится заново. Очень важный фактор в становлении и развитии кластеров — гибкость. Смысл существования таких пространственно-экономических систем состоит в постоянной трансформации, перетекании, развитии, смене функциональности и арендаторов. Кластер — всегда немного «открытая» модель, снабженная множеством портов для стыковки новых участников и новых коммуникаций. Поэтому специфика работы архитектора состоит в гибком, живом подходе, учитывающем специфику городского контекста и аналитические данные.

По словам архитектора тульского креативного пространства «Искра» Романа Устименко, создав идею и концепцию, архитектор неуклонно должен ее блюсти, следить за ходом и развитием, направлять вперед. То есть быть главным амбассадором концепции, чтобы кластер жил, развивался, но не сворачивал со своего основного вектора.

«Однако в кластере может быть великолепная архитектура, идеальное расположение, большие вложенные деньги, но, если будет отсутствовать ДНК, ничего не получится. Только человек может наполнить смыслом пространство. Бизнесу и креативному сообществу очень важно быть в постоянном диалоге, и управленческие решения должны приниматься регулярно — сезонно, событийно. Только постоянное движение может поддерживать интерес людей к кластеру, тогда он не будет пресным», — уверен Роман Устименко.

Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
guest